Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Александр  Цыплаков

В двух шагах от смерти и в шаге от ангела

    Умереть – дело скорое и легкое, жить значительно труднее.
     Л. Фейхтвангер.
    


    В здание аэропорта, где вот-вот ожидалось прибытие самолета международного рейса следования, чуть ли не бегом залетел неоднозначного вида мужчина. Он явно кого-то искал, но не знал точно, куда ему направиться. Бросаясь то в одну, то в другую сторону, он только и делал, что крутил головой, отчаянно кидая рассеянным взглядом по кругу. Этот бесконтрольный полу-бег завел странного человека в зал ожидания. Вскоре шаги его выровнялись в одну сторону и судя по направлению взгляда, он направлялся к серьезному по виду мужчине с большей сумкой в руках. На лице этого серьезного мужчины различалось заметное волнение, которое он тщательно, но неумело пытался скрывать. Не удивительно, ведь сегодня он собирался умереть – в его сумке находилось около десяти килограммов взрывчатки, а на поясе, словно хитрая, готовящаяся ужалить змея, приютилась искусно сделанная бомба. Он, вероятно, был одним из тех фанатичных смертников, которые умирают исключительно за веру. Удивительным и непонятным было то, что среди сотен ожидающих, странный неряшливый человек увидел именно этого обреченного, и захотел у него что-то спросить, с каждой секундой приближаясь все ближе и ближе. Немного постояв в двух шагах от фанатика и пристально осматривая его одежду, он решительно приблизился еще на шаг и сказал:
    
     – Здравствуйте! Вы кого-то ждете?
    
     – Да, конечно… – Надменно и язвительно ответил террорист. – Смерти жду.
    
     – О, правда? Я ее сегодня целый день ищу!
    
     Едва заметное удивление отразилось на лице смертника. Он недоверчиво покосился на собеседника и только теперь принялся его разглядывать. Неряшливый вид этого человека отогнал все опасения и подозрения.
    
     – Вы пришли искать смерть в зал ожидания аэропорта?
    
     – Здесь все кого-то ждут. – Серьезно отвечал неряшливый мужчина. – Я подумал, что она тоже пользуется авиоперелетами. Не станет же столь знаменитая сущность ездить поездом. Подумайте сами: ей приходиться работать в разных частях света, в десятках стран мира, одним словом, за рубежом. А как в наше время быстрее всего попасть в дальнюю страну? На самолете! И я не ошибся, ведь вы тоже ее ждете. Давайте вместе подождем, двоих она заметит быстрее! Какое счастье, что я вас заметил.
    
     – Неужели я так заметен?.. По мне можно сказать, что я жду смерть?
    
     – Не знаю, наверное. Сама судьба свела меня с вами!
    
     – Не думаю. Подождите смерть где-нибудь подальше от меня. Вон там есть свободное место. – Смертник указал пальцем на отдаленный ряд желтых сидений; он не хотел, чтобы его в чем-то заподозрили, а два человека, действительно, примечательнее одного.
    
     – Но тогда смерть может нас не заметить и уйти. Потом ее будет труднее искать.
    
     – Не волнуйтесь, она очень скоро подойдет прямо сюда. Ко всем.
    
     – Но как же она нас распознает, ведь на вас же нет таблички «Ожидаю Смерть», какие обычно висят на встречающих, только с именами нужных им людей.
    
     – Этого мне еще не хватало. Тогда все провалиться. Уходи я сказал.
    
     – Нет. Я все же не могу так пренебрежительно отнестись к смерти. Все настолько привыкли что она появляется сама, причем неожиданно, что никто даже не удосуживается ее встречать после долгих перелетов, уставшую. Ей ведь тоже хочется внимания! Я вам не помешаю, правда. Постою возле вас тихонько и все. Вы чем-то притягиваете, а значит вы хороший человек.
    
     – Да уж, хороший… Я не хороший, понял? Я сейчас всем сделаю плохо, пусть все испытают боль какую заставили испытать меня. Я хочу стать хорошим лишь для своего Учителя.
    
     – Нет, вам не надо становиться хорошим, вы и так хороший, я знаю. Я чувствую, понимаете? Поверьте мне.
    
     Терпение смертника было на пределе. Как можно тише, сдавленным и хриплым шепотом он произнес:
    
     – Парень, ты что, псих? Сумасшедший? Я взорву сейчас здесь все! Я смертник! Уходи пока есть шанс. Убирайся!
    
     – О, прошу вас. Я не могу оставить вас одного. Вы ведь тоже человек. К тому же я не уйду без смерти. Она мне очень нужна.
    
     Удивление на искривленном злостью лице террориста не заметить теперь было нельзя. Но, отчаявшись избавиться от странного человека, его безумный взгляд постепенно сменился глубокой задумчивостью. Чуть успокоившись, смертник спросил:
    
     – Что, так все плохо?
    
     – Да нет, не очень. Просто я давно не видел своих родных. Они умерли. Смерть забрала их не предупредив меня. И даже не сказала, куда увезла. Я стал сиротою. Так скучаю по ним… Я перестал веселиться в своей жизни. Плохо, когда человек остается в мире один, без родных. Может, смерть скажет, куда она их увезла. Тогда я снова увижу их! Я вновь научусь радоваться.
    
     – Да ты и в правду псих.
    
     – Нет, я не псих. А если и псих, то в мире нет нормальных людей. Таких психов миллионы! В этом зале их только… под тысячу, а представь, сколько их в сотнях таких залов ожидания по всему миру, от куда сейчас, может быть, люди собираются лететь сюда. Разве психи те, кто соскучился по давно ушедшим людям? Разве Вы не хотите вновь увидеть своих предков?
    
     Смертник словно увидел было своих родных, глубоко уйдя в себя, на задворки своей памяти. В глазах виднелась такая глубина, что возникало чувство, будто бы он вспоминает свою прошлую жизнь. Слова неряшливого человека очень сильно на него подействовали. Пребывая в таком состоянии он негромко пробормотал:
    
     – Да… Может… ты и прав… Я ведь тоже остался один. Мне нечего терять…
    
     – А ты ведь мог и не терять, если бы не смерть. И я бы не потерял. Послушай, может нам удастся убедить ее не забирать тех людей, которых очень кто-то любит. Или хотя бы чтоб только нами любимых и родных она вернула? Вдвоем! Попросим ее вдвоем! У двоих шансов все же больше, чем у одного. Дождемся ее вместе?
    
     – Хм-ммм… Что? Н-нет… Зачем ты все это говоришь? Зачем? Ты заберешь у меня последний смысл жизни, которым я жил все последнее время. Я потратил столько денег, столько времени, нервов. Сколько я сидел в Интернете, ездил на тайные сборы, сколько слов учителя я понял, я ведь не смогу его подвести… Боже мой, зачем я это говорю? С кем я говорю?.. Кого я слушаю?..
    
     Ждущий смерти человек внимательно рассматривал смертника. Он не был похож на тех многих террористов, которых в последнее время стали часто показывать по телевизору. Этот человек был вполне обычной наружности: белая кожа, мужественные черты лица, русые волосы, хорошего телосложения, с виду – обычный русский. Одет даже очень солидно – черный ровный костюм под черную рубашку, галстук и черные блестящие туфли очень гармонировали с его внешностью.
    
     – Нет, я взорву все. Уничтожу невежд и глупцов, которые уважают только себя.
    
     – Ты глубоко несчастный человек. Я помогу тебе. Я хочу стать твоим другом. У меня давно не было друзей.
    
     – Ну хватит! – Рявкнул смертник на весь зал. В разных его концах люди стали поворачиваться в сторону крика. Испугавшись такого всеобщего внимания, он поспешил отвернуться к стенке и снова принял спокойный и серьезный вид. Стиснув зубы, и с трудом сдерживая злость, смертник выдавил:
    
     – Если ты сейчас же не уберешься от меня, я тебя убью!
    
     – Убьете?.. Боже мой! Я понял! Вы ведь и есть Смерть! Да? Вы меня ждали. Я ведь прав? Почему же вы молчали? Вы меня испытывали?! Я… Я так волнуюсь… Послушайте меня, пожалуйста. Я лишь спрошу Вас и попрошу кое о чем, а потом вы сможете пойти отдыхать. Выслушайте меня.
    
     Странный человек говорил и говори. Террорист не стал его даже останавливать, зная, что это бесполезно. Особенно в эту минуту – он увидел в нем, в смертнике, желаемое и был этим очень воодушевлен. Смертник надеялся, что может быть после этого этот безумный человек наконец уйдет.
    
     – Я ищу Вас сегодня целый день! Да… Я это уже говорил. Я сначала искал Вас в больнице, но Вас там не было. Потом бегал на кладбище и быстро сообразил, что на кладбище нет живых, а Вы приходите только к живым. И я побежал сюда. Просто я только сегодня решился обратиться к Вам, только сегодня я обдумал свою жизнь и сформулировал свою цель – я хочу обрести близкого человека, друга. Потому, что я один… Если я буду не один, мне будет с кем веселиться, радоваться жизни, а один я не могу веселиться, да и выглядеть это будет глупо. Так я радовался жизни с родными – моими чудесными родителями, братом и сестричкой. Когда мне было десять, они уехали на машине и попали в автокатастрофу – пьяный человек, выехал на встречную полосу. И родителей я больше не видел, как не видел братишку и сестренку. Бабушка сказала, что они поехали к Вам и Вы их забрали к себе… Но почему Вы не забрали пьяного человека? Наверное он был Вам противен. И я Вас понимаю.
     Перед своим отъездом родители оставили меня с бабушкой, но вскоре Вы забрали и ее. Мой лучший друг умер у меня на руках в больнице от рака, доктора его не смогли спасти. Была жена, но и она уехала к Вам! Неужели Вам где-то нужно столько человек?
     Я остался совсем один. Вы ведь знаете, что такое одиночество. Вы всегда работаете одна. Смерть, вы всегда одна! Это ведь тяжело?!. Я подумал, что если найду Вас, то смогу спросить, куда вы увезли родных. Я подумал, что вы завезете меня к ним, хотя бы просто повидаться. А может быть и оставите с ними. Увезите меня. Мне незачем одному жить, я ничего не потеряю в этом мире.
     А может мне удастся Вас убедить не забирать любимых людей. Я не хочу, чтобы кто-то страдал так же, как страдаю я уже более девяти лет. Это очень плохо, никто этого не достоин. Не увозите, Смерть, пожалуйста… Я сделаю все, что вы захотите. Ради всех. Никто не должен умирать… Мои мысли разбросаны, хаотичны, слова путаются, получаются непонятные фразы. Но вы ведь меня поняли? Вы сделаете то, о чем я прошу?
    
     Невыносимая пауза повисла в воздухе. Смертник оказался на распутье: он хотел поскорее избавиться от назойливого типа и отомстить – взорвать всех и себя в придачу, чтобы больше не мучаться в это мире. И в тоже время он почему-то не мог в конец убить чувства этого человека, доверившегося ему, кратко изложив жуткую историю своей жизни, которая понятным образом довела его до такого состояния. В эту тяжеловесную минуту даже такой озлобленный на мир террорист, как он не мог ранить бедолагу. Смертнику вдруг стало жалко этого человека. Эта выложенная с уважением к нему исповедь настолько повлияла на смертника, что он начал забывать о своей злобе и обиде на весь мир. Смертник понял, что он такой не один и что есть люди с более ужасными жизненными ситуациями, страдающие посильнее его. Например, как этот добрый человек, который и думать не может о мести кому-то. Тому алкашу, который врезался в машину с самыми родными людьми и убил их, при этом предательски остался жить, докторам, что не спасли лучшего друга… Было такое чувство, что Смертник что-то понял. Взгляд его тут же изменился. С грустью и пониманием в голосе террорист-смертник произнес:
    
     – Я не знаю. Я не смогу тебе ответить, потому что я не Смерть. Извини, что не сказал это раньше. Я не знал, что… Присядь.
    
     Странный человек медленно присел на корточки и прислонился спиною к стене. Он был полон внимания и смотрел своим открытым взглядом прямо в глаза смертника.
    
     – Так все же ты не смерть?
    
     – Нет. Послушай, м-мм… Как тебя зовут?
    
     – Михаил. Для вас просто Миша.
    
     – Хорошо. Послушай, Миша, я прошу у тебя прощения за грубые реплики в твой адрес и за то, что заставил тебя всполошить ужасные воспоминания. Теперь я тебя понимаю. Знаешь, ты прав… Никто мне не говорил тех слов, которые ты сказал мне сегодня. На некоторые вещи я посмотрел совершенно по-другому. Благодаря тебе. Спасибо.
    
     – А почему ты не разрешал мне постоять возле тебя?
    
     – Просто я хотел, чтобы у меня все вышло. Я хотел… Знаешь что, рас уж ты нашел для себя слушателя, что бы выложить наболевшее, доверился и открылся мне, а я выслушал все волнующее тебя, то послушай теперь ты. И не вздумай перебивать, я не люблю этого.
    
     Когда-то я тоже был счастливым человеком. Как ты в детстве. Я тоже радовался жизни, был состоятелен – мой бизнес приносил огромную прибыль. Но самое главное, у меня была истинная вторая половинка – моя любимая красавица жена…
    
     Смертник запнулся, в глазах накатывались слезы. Через какое то время он продолжил:
    
     – Она была беременна. У меня должен был родиться сын. О сыне я мечтал всю свою жизнь и она хотела дать мне его… В один из моих отпусков мы решили поехать в Нью-Йорк, она никогда там не была. Утром, уже в Нью-Йорке, мы решили прогуляться по городу. Прогулка вышла замечательная, она была очень рада. По пути до гостиницы я решил зайти в ближайший магазин, чтобы купить пленку для фотоаппарата. Мы стояли у светофора, я решил что быстро залечу в магазин, который был как раз близко и успею вернуться к зеленому… Я просчитался. Выходя из магазина я увидел, что моя жена пошла через дорогу. Некоторое время, пока горел зеленый свет, она еще ждала меня, но время кончалась и она решила быстрее перейти и подождать на другой стороне. Она проходила только середину дороги, когда загорелся красный. Я окликнул ее и она обернулась, в этом момент летящая издали машина подбросила ее вверх. Парализованный, я простоял чуть более секунды и скоро бросился к ней. Пока я бежал, меня тоже чуть не сбили, никто даже не остановился, видя на дороге лежащую женщину. Тот гад, сбивший ее, уехал сразу.
     Я орал, звал на помощь. Но ни один человек даже не подошел, не вызвал помощь. Люди просто столпились поодаль от нас и смотрели. Я вернулся в тот же магазин и вызвал скорою. Когда они приехали, она уже была мертва. Было поздно. С ней умер и мой сын, моя мечта. Сын, понимаешь!..
    
     Горькие слезы лились из глаз террориста. Он, казалось, снова пережил этот дикий случай и злость опять копилась у него в душе. Смертник продолжал:
    
     – Скорая не успела. Если бы она приехала на пять минут раньше, она была бы жива.
     Если бы хоть кто-то помог мне тогда, вызвал скорую сразу, все могло бы быть по другому. Но никто, никто не помог. Эти заразы просто глазели на кровь, на мои страдания, казалось, что им нравиться это. С тех пор я возненавидел их всех, мир, в котором живут такие люди. Так я остался один и мне уже нечего было терять. Я поклялся отомстить.
     Перестал мыться, спать, мало ел, я перестал жить. Я думал только о мести. Слыша по телевизору о разных террористических группировках, о том, как они взрывают дома, машины и людей в них, видя, как люди страдают, я понял, что мне надо. По Интернету я нашел один из сайтов моджахедов и связался с ними. Первая из назначенных встреч прошла у меня дома. Я сказал им, что верю в Аллаха и все такое, чтобы они дали мне возможность отомстить. Сказал, что хочу быть смертником, что хочу умереть ради дела. Так я, через этих террористов, познакомился с Учителем. Он многое поведал мне о Смерти. Он научил меня терпению и подчинению, рассказал о благах в раю. Он открыл для меня мир Корана. Мне так не хочется его разочаровывать. Это единственный человек, которому я стал доверять.
     Боевики научили меня управляться с оружием и взрывчаткой, показали как нужно организовывать теракт и как вести себя перед взрывом. Я действительно готов. По этой причине я здесь. Но теперь я не знаю, в двух шагах от цели я не знаю что делать. Мстить этим людям или же оставить их на растерзания друг другу, пусть догрызают один одного…
    
     Большими грустными глазами Миша смотрел на смертника. Ему захотелось помочь этому человеку, дать ему вторую жизнь. Миша чувствовал, что у него снова появляется смысл жизни. По-прежнему глядя террористу прямо в глаза, он произнес:
    
     – Мстить не надо. Мстят только злые люди, а Вы не злой, Вы добрый.
    
     – Перестань.
    
     – Правда. Такие глаза, как у Вас, принадлежат только добрым людям. Я тут подумал, что если уж мы оба одиноки в этом мире, рас уж смерть увела у нас близких, то мы с Вами должны стать как бы родными, сблизится, чтобы помогать друг другу не умереть.
    
     – И что мы будем делать?
    
     – Жить! – уверенно произнес Миша.
    
     – Я не знаю. Что мне делать с этой террористической группировкой. Что я им скажу?
    
     – А с боевиками нужно порвать, это люди войны. Война не только уносит миллионы жизней, но и оставляет миллионы тех людей, которые будут страдать о тех миллионах погибших. Это очень грустно…
    
     – Да, это страшно… – внезапно согласился террорист.
    
     – У меня такое чувство, что сама смерть нас сблизила. Она здесь, или она здесь была и заметила нас двоих, но не заметили ее мы. Смерть хотела сказать, что вовсе не нужна мне, как не нужна и вам. В мире много людей, для которых стоит жить. Она сблизила нас, потому, что нам не время умереть, не время увидеть ее, Смерть.
    
    
    
     Послышался шум человеческих голосов. Самолет международного класса уже прибыл и вышедшая из него толпа людей шла через переход. Зал ожидания быстро наполнялся новыми лицами, а на выходе виднелась река из людей. Террорист снова вспомнил о своей миссию. Как будто рефлекс сработал у него внутри: он схватился за сумку и заволновался. Минуту обдумывая свои дальнейшие действия, он прошептал:
    
     – Слушай, Миша, я тебя выслушал, рассказал о себе. Смерть тебе уже не нужна.
     Может ты, наконец, уйдешь. Ты как другом мне стал, жалко мне тебя, что ли, я не хочу тебя убивать. Уходи, прошу тебя. Пожалуйста.
    
     После короткого взгляда в глаза смертника, Миша сказал:
    
     – Жаль, что вы отвергаешь мою дружбу и помощь. Может вы все-таки передумаете? Я так полюбил вас за этих пол часа. Как мне будет вас не хватать! Еще одну родственную душу заберет у меня Смерть… Скажите мне хоть имя свое, чтобы помнить друга.
    
     Смертник стоял молча склонив голову. Постояв еще минуту и не дождавшись имени террориста, Миша обиженно побрел к выходу, желая выполнить просьбу нового друга. У самого выхода из здания он услышал свое имя, произнесенное знакомым голосом, и где-то в нутрии появилась радость, какую он не испытывал уже много лет.
    
     – Миша!
    
     Миша обернулся и увидел отчаянно бежавшего к нему террориста. Сравнявшись с ним, бывший смертник улыбнулся приятной улыбкой и промолвил, протягивая свою раскрытую ладонь:
    
     – Дмитрий. То есть Дима.
    
     – Вы передумали?
    
     – Ты. Давай на «ты». Я же к тебе уже давно так обращаюсь, хотя ты и умнее меня в несколько раз.
    
     – Вы… Ты тоже умный, рас решил все-таки бросить смерть ради жизни, как и я.
    
     – А знаешь что понял я? Ты… Ангел…
    
     Дима дружески обхватил рукою Мишины плечи и начал говорить, говорить, говорить:
    
     – Ты представляешь, я там подумал, что ну их, этих моджахедов. Поскорее бы избавиться от этой сумки и пояса. Мне действительно не хватало друга. Знаешь что, а давай откроем свое дело. Я знаю столько способов разбогатеть…
    
     ……………………………..
    
     По переулку шли двое мужчин. Глядя на их неряшливый вид и широкие улыбки на лице, они тоже начинали улыбаться. Странный человек и смертник шли по переулку. Приходя за смертью, они ушли с жизнью.
    
    
    
    
     * * *
    
     Уже на следующий день международная группа террористов, промышлявших в городах разных стран вербовкой смертников, была захвачена по информации Дмитрия. Его поблагодарили и даже вручили денежный гонорар. На вопрос о том, откуда он все знал, Дима сказал, что один из боевиков был его другом и случайно, по пьяни, проговорился. Все это осталось в прошлом.
     Миша и Дима достигли больших успехов. Открытое ими дело стало прибыльным бизнесом и приносило не малые доходы. Очень многие уважали этих двух человек – настоящих друзей – за их доброту, честность и за безмерную жизнерадостность. У всех было чувство, что они возникли ниоткуда, недавно родились. Но теперь эти все не представляют, что бы делали и как бы жили без двух открытых ими людей.
     Спустя несколько лет Миша умер от разрыва сердца. Наверное, он был настолько добрым, что его сердце просто не смогло удержать эту доброту внутри. Он хотел найти Смерть и она все-таки показалась ему. Миша, видимо, попросил завести его к родным и Смерть выполнила его просьбу. Теперь он счастлив. Ангела забрали назад…
     Дима думал так же. Он не озлобился после смерти Миши. Не остался он и один – женился еще при жизни Миши и жена подарила ему сына, которого они вместе решили назвать Михаилом. Странного человека Дима помнил каждый день. Он был благодарен Ангелу за свое второе рождение.
    
    
    
    
    
    
     Цыплаков Александр Игоревич
     © «В двух шагах от смерти и в шаге от ангела».
    
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка:

| | |